СДЕЛАНО В КОЛОНИИ

фев. 21, 2017

21 декабря 2016 г. на сайте «МК в Башкортостане» опубликован материал Евгения Костицына «Тюремная система с советских времен строится на унижении зеков». Автор допустил множество неточностей, ошибок, не соответствующих действительности сведений, в том числе основанных на слухах и домыслах.

УФСИН России по Республике Башкортостан в соответствии со  ст. 46 Закона «О средствах массовой информации», предоставляющей право на ответ организации, чьи законные интересы затронула публикация, подготовил свой материал: "Осужденные начинают реализовывать свои права только оказываясь за решеткой".

21 февраля "МК в Башкортостане" опубликовал наш ответ. Предлагаем материал вашему вниманию

Осужденные начинают реализовывать свои права, только оказываясь за решеткой

 

21 декабря 2016 года на сайте «Московского комсомольца» была опубликована статья «Тюремная система страны с советских времен строится на унижении зеков», автор которой в силу личных наблюдений и опыта, а также переживаний родственников осужденных, рассказывал о проблемах людей, находящихся в заключении. В УФСИН по РБ посчитали эту публикацию не соответствующей действительности, и рассказали, как на самом деле обстоят дела в пенитенциарной системе.

По мнению сотрудников пресс-службы республиканского управления службы исполнения наказаний, «у уголовно-исполнительной системы есть свои проблемы, свои недостатки».

- Но, чтобы грамотно писать о них, их нужно знать, - уверены они. - Автор статьи утверждает, что унижение зеков проявляется в плохих условиях содержания, поскольку «выделяемые казной деньги до зеков практически не доходят». Во-вторых, в грубом и жестоком обращении. Согласиться с подобными утверждениями нельзя.

Начнем с материальных условий. Никаких фактов, доказывающих, что хотя бы один человек, находящийся в местах лишения свободы, недополучил чего-либо полагающегося ему по норме, автор не привел.

Хотя всего два года назад указать на несоответствие условий содержания требованиям закона было несложно. В следственных изоляторах имели место случаи перелимита, когда на одного арестанта приходилось менее положенных 4 квадратных метров. Переполнение не скрывалось. О проблеме неоднократно говорилось публично. В 2016 году совместными усилиями уголовно-исполнительной системы, следственных органов и суда ее удалось решить. Это один из многих фактов, показывающих, что условия содержания улучшились, а не ухудшились.

В пользу осужденных изменилось законодательство. Поправки в уголовно-исполнительный кодекс увеличили сумму, на которую осужденные, отбывающие наказание в исправительных, колониях могут делать покупки по безналичному расчету в магазине. Если раньше в зависимости от режима учреждения и условий содержания они составляли от 700 рублей - для осужденных, отбывающих наказание в строгих условиях колонии особого режима до МРОТ - для осужденных, отбывающих наказание на облегченных условиях колонии общего режима. То теперь первые могут тратить ежемесячно 6600 рублей, последние – без ограничений.

Возможно, созданные материальные условия не идеальны, но, нередко оказываются лучше тех, что были у преступника, когда тот находился на свободе и лучше, чем у иных законопослушных граждан, в том числе, и потерпевших. Печальный парадокс.

Именно по этой причине ищущие «негатива» отказались от экскурсии в Стерлитамакскую воспитательную колонию для «трудных» подростков. Потому что колония выглядит как хороший пионерлагерь. Не испугаешь.

Здесь осуществляется психологическое сопровождение подростков. У воспитанников пятиразовое питание. В рационе несовершеннолетних больше белковых продуктов, в него включены свежие фрукты, соки, молочные продукты. Среднесуточная стоимость пайка составляет более 288 рублей. И это при оптовых закупках, без розничной наценки. Почти 9 тысяч рублей в месяц. Не каждая семья может позволить себе такие расходы на детей.

А вот еще один парадокс. Нередко осужденные начинают реализовывать свои права, только оказываясь за решеткой. Так, ежегодно у сотен, попадающих в следственные изоляторы граждан, выявляются социально-опасные заболевания, такие, как туберкулез, ВИЧ-инфекция, венерические заболевания. Это происходит потому, что, находясь на свободе, эти люди не обращались к врачам, по своей воле не использовали право на охрану здоровья, подвергая опасности и себя, и окружающих.

Или право на обращения. В статье «Тюремная система страны с советских времен строится на унижении зеков» жалобы осужденных (без проверки их достоверности, на деле они оказались необоснованными) приводятся как доказательство нарушения их прав. Между тем, количество жалоб и обращений можно объяснить по-другому. Исправительные учреждения регулярно посещают представители надзирающих органов, правозащитники, в том числе: сотрудники прокуратуры, вплоть до прокурора республики, Уполномоченный по правам человека в Республике Башкортостан, членов Общественной наблюдательной комиссии... Все они во время обхода в обязательном порядке интересуются, есть ли жалобы и заявления. На стендах размещены адреса общественных, государственных и надгосударственных органов, в которые можно обратиться за защитой своих прав. Вплоть до Европейского суда по правам человека. Доступность и информированность стимулирует обращения, в чем автор смог убедиться лично, побывав в исправительной колонии особого режима ИК-4 в качестве члена Общественной наблюдательной комиссии.

Важно не количество жалоб, а их достоверность. Ни одной подтвердившейся жалобы автор не привел. Зато известны случаи, когда оказавшиеся недостоверными жалобы, написанные от имени разных людей, не только совпадают слово в слово, но и написаны одним подчерком. Имели место и факты оговора сотрудников.

Столь же голословны заявления о грубом либо жестоком обращений с осужденными. Никаких конкретных фактов тому не приводится. Действия сотрудников строго регламентированы, фиксируются на видеорегистраторы, камеры наружного наблюдения. Не стоит забывать, что в местах лишения свободы содержаться преступники. Они представляют опасность для окружающих. Случаи применения физической силы (как правило, это загиб руки за спину) и специальных средств (чаще всего, наручников) для пресечения противоправных действий имеют место. Но носят единичный характер. Причем, по каждому факту их применения материалы направляются в следственный комитет, который дает им юридическую оценку.

Нельзя оставить без внимания и заявление о педофиле Валеткине. В статье утверждается, что «Убийца девочки, Александр Валеткин, уже сидевший за изнасилование, был из числа «активистов» в колонии, то есть «твердо вставшим на путь исправления». Это неверно. Александр Валеткин получил отрицательную характеристику от администрации, никаким «активистом» он не был.

 

фев. 13, 2017

Как работает комиссия по вопросам помилования при Главе Республики Башкортостан

 

- Сколько у вас судимостей?

Мужчина, на вид немногим за пятьдесят, но выглядящий старше своих лет, ранее без раздумий отвечавший на вопросы, замолкает. Пауза затягивается. Кажется, что он не хочет говорить о криминальном прошлом. Но впечатление оказывается обманчивым. Собеседник вспоминал, а,  вспомнив, зачастил без остановки:

- В 1984, 1989, 1994...

Выяснилось, что, не считая последнего уголовного дела, когда он был признан виновным в убийстве и разбойном нападении, в биографии жителя Сибая имеется еще шесть судимостей.

- За что?

- За кражи и грабежи.

Рабочая группа Комиссии по вопросам помилования при Главе Республике Башкортостан беседует с осужденным, обратившимся с просьбой о милости к Президенту России. Всего в исправительной колонии строгого режима ИК-3, расположенной в Шакше,  подобные ходатайства в январе написали четверо осужденных.

Встреча  с ними проводится в рамках подготовки к заседанию Комиссии, которая даст заключение, стоит или нет применять к осужденному акт помилования.

- Цель нашего посещения состоит в том, чтобы при личном общении собрать более полную информацию об осужденном, уточнить важные обстоятельства, от которых может зависеть решение, - объясняет заместитель председателя комиссии Халиль Тимершин.

В ИК-3 содержатся люди, ранее уже отбывавшие наказание в местах лишения свободы. В прошлом у всех тяжкое преступление - оттого то и режим строгий. Так, двое осужденных, с которыми встретились члены комиссии, совершили убийство, один – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть, один - мошенничество в особо крупном размере. Возможность освободиться условно-досрочно им представится нескоро, ведь для того, чтобы получить право на условно-досрочное освобождение необходимо отбыть не менее половины срока.  Ранее 2019 года ни у кого этот срок не наступит. Так что ходатайство о помиловании в настоящее время представляется единственным шансом на прекращение наказания. Оно может быть предоставлено любому, вне зависимости от тяжести совершенного деяния, срока назначенного и отбытого наказания.

Разумеется, о всепрощенчестве речь не идет. Помилование - акт индивидуальный, осуществляется редко. Так, в 2016 году в России было помиловано всего 6 человек, из них ни один не отбывал наказание в Башкортостане.

Одним из самых важных для Комиссии обстоятельств является отношение к совершенному преступлению.

- Обязательно устанавливаем, имеет ли осужденный иски о возмещении причиненного им морального и материального вреда, погашает ли их, выясняем, каковы были его взаимоотношения с потерпевшим, в момент совершения преступления, в суде, в настоящее время, - говорит Халиль Тимершин.

Один из вопросов, который задавали члены Комиссии, звучал так: «Если вас освободят досрочно, как, по вашему мнению, к этому отнесутся потерпевшие?».

- Если бы убили моего брата, - пытается встать на место потерпевшего осужденный за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть. - Я бы смотрел по человеку. Претензий родственники не предъявляли. Разговаривали нормально. Я бы на их месте понял, что их брат был неправ. Это же случайно произошло. Так уж вышло.

- Возражать не будут, - уверенно отвечает осужденный за мошенничество.

- Почему вы так считаете?

- Всем 17 потерпевшим я написал примирительные письма, и ни одного гневного ответа не получил. Они понимают, что возместить ущерб я смогу только если буду хорошо зарабатывать, то есть на свободе.

Общая сумма исковых требований к нему составляет 2,5 млн. рублей.

Чащу всего осужденные отвечают скупо, сухо, не пытаясь давить на жалость. Приходится задавать дополнительные вопросы.

Вот, показательный диалог:

- Как оцениваете состояние своего здоровья?

Недоуменно пожимает плечами:

- Живой.

Или вот:

- Ваше отношение к наркотикам, алкоголю?

- Наркотики не употреблял. Спиртное - не могу из-за хронического заболевания.

- Какое?

- Почки больные.

- Вы работали?

- С 2008 года я был на пенсии по инвалидности.

- Значит, у вас есть инвалидность. Вы можете приложить подтверждающие документы к ходатайству о помиловании.

- Нет. В настоящий момент инвалидность сняли. Меня признали трудоспособным.

- Здесь вы наблюдаетесь у врачей?

- Ежегодно направляют на обследование.

Еще одна группа вопросов касается семейного положения. Преступник  причиняет страдания и своим близким. Без поддержки остаются престарелые родители, несовершеннолетние. В тоже время, если близкие окажутся в сложной жизненной ситуации, пожалеть могут не преступника, а их.  Положение семей осужденных нередко служит аргументом в пользу помилования. И сейчас в двух случаях картина вырисовывалась безрадостная:

- Мать перенесла инфаркт, когда осудили. Братишка младший умер два года назад. Сейчас старший брат за ней смотрит.

- Жена спилась, с 2009 года ведет аморальный образ жизни, сыном не занимается. Сыну сейчас 16, живет у моей матери, ей — 77. Помогают брат, сестры.

В завершении беседы с каждым из осужденных Халиль Тимершин разъясняет, что процедура принятия решения сложная и достаточно долгая. Заседание комиссии по вопросам помилования состоится в ближайшее время. Но ее заключение носит рекомендательный характер. Заключение направляется высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации. В нашем случае — Главе Республики Башкортостан. После чего Глава Республики Башкортостан вносит Президенту Российской Федерации представление о целесообразности применения акта помилования. Президент России и только он обладает правом помилования.

После посещения ИК-3 члены комиссии по вопросам помилования направляются в расположенную неподалеку колонию-поселение № 5. Здесь отбывают наказание осужденные за преступления небольшой и средней тяжести и неумышленные преступления.

Здесь ходатайство о помиловании тоже написали четверо. Беседа с ними проходит по тому же сценарию, что и в ИК-3. Казалось бы, поселенцам добиться снисхождения легче — не та тяжесть деяний. Но, как выяснилось, на совести всех четверых человеческие жизни. Они совершили ДТП со смертельным исходом. У всех, кроме одного, иски на крупные суммы, поскольку стоимость автомобиля, особенно импортного, может превышать сумму морального вреда, причиненного смертью отца или матери, мужа или жены, дочери или сына.

Интересно, что на вопрос: «Погашаете ли вы иск?», - точно ответил только один: «Иск погашен частично. Выплачено 210 тысяч рублей». Из 700 тысяч. Но, судя по всему, 21-летнему молодому человеку, недоучившемуся в профессиональном училище, помог отец-пенсионер. 

Не имеющий иска водитель автобуса, сбивший пешехода - мать троих детей - ответил расплывчато: «Помог материально и продуктами». Справедливости ради, стоит отметить, что, кажется, его материальное положение было далеко не блестящим: ипотека, двое детей.

Кстати, у этих двоих потерпевшие не против досрочного освобождения. Молодой человек даже показал соответствующую расписку из уголовного дела.

Один ДТП-шник признал:

- Я думаю, реакция потерпевших будет негативная. Почему? До суда с ними общался, работодатель тоже общался.

В данном случае осужденный упирал на тяжелое положение семьи: жена инвалид III группы, двое несовершеннолетних детей:

- Я рассматриваю помилование не как способ уйти от ответственности, а как способ ответственности перед своими близкими. Семья нуждается в моей поддержке. Я уже получил урок. И, конечно, я получу возможность погашать иск перед потерпевшими.

Слушая беседы с осужденными, непроизвольно пытаешься решить, достоин ли освобождения тот или иной претендент. И убеждаешься, что сделать это сложно. Самый трудный вопрос: можно ли верить этому человеку, не опасен ли он? В этом случае милость к преступнику обернется жестокостью по отношению к честным людям. В сущности, к работе Комиссии по вопросам помилования при Главе Республике Башкортостан  в полной мере применим врачебный принцип: «Не навреди». 

фев. 7, 2017

Экскурсию по исправительной колонии для православной молодежи провели в ИК-4.

 

Посещение колонии особого режима организовано для  участников Православного молодежного международного фестиваля «Братья», проходящего в г. Салават. На фестиваль прибыли представители России, Белоруссии, Украины, Молдавии в возрасте от 18 до 35 лет.

-  Молодые люди работают волонтерами, занимаются миссионерской деятельностью.  Им приходится сталкиваться с людьми, ранее отбывавшими наказание в местах лишения свободы. Хотелось бы, чтобы они имели представление о том, что  представляют собой исправительные учреждения, - сказал о цели посещения руководитель отдела по тюремному служению Салаватской епархии протоиерей Валентин Попов.

В Салавате имеется четыре исправительных учреждения. ИК-4 выбрали для посещения не случайно. Это единственное учреждение в городе, на территории которого расположены православный храм Взыскания погибших и мечеть «Акъюл». Они строились одновременно и открылись в  один день – 14 января 2005 года.

ИК-4 значима для православного духовенства Салавата еще и потому, что именно с этой колонии в 1990-е годы возродилось тюремное служение церкви.

- Это было двадцать лет назад, - вспоминает Валентин Попов. - Исповедаться ко мне пришел мужчина, друг которого отбывал наказание в  этой колонии. Он сказал: «Я должен был быть вместе с ним». Он пришел к Богу,  продолжал переписываться с другом и убедил того исповедаться. Для администрации ИК-4 это было в новинку, но нам пошли на встречу.

В храме Взыскания погибших гостям рассказали историю церкви, вспомнили одного из инициаторов ее строительства - первого батюшку – отца Александра Столярова, бывшего до принятия сана чемпионом России по кикбоксингу. При нем православная община ИК-4 стала лауреатом Всероссийского смотра-конкурса «Не числом, а смирением». Число верующих постепенно растет. В наши дни службы в храме регулярно посещает порядка 20-30 осужденных, но в большие праздники он полон.  

Очередное богослужение состоялось в ходе визита.  Участники фестиваля «Братья» молились вместе с осужденными.

Помимо посещения культовых сооружений гостям показали библиотеку, отрядные помещения, столовую, банно-прачечный комбинат, рассказали о производстве. Молодые люди интересовались у сотрудников, кто отбывает наказание на особом режиме:

- А какой самый большой срок  у осужденных этой колонии? Есть те, у кого больше 20 лет?

- Есть и такие. Один из осужденных, убивший трех человек, был приговорен к 25 годам лишения свободы. Уже в колонии он совершил новое преступление – убил другого осужденного, за что получил еще 7 лет лишения свободы, после суда его перевели в нашу колонию. Вот, и считайте.

Задавались вопросы о распорядке дня, условиях отбывания наказания, возможностью освободится досрочно.

- Напоминает армию. Аккуратней и чище, чем в студенческих общежитиях, - делились впечатлениями молодые люди.

- В нашем общежитий в два раза хуже, а ведь это лучший университет страны - имени Тараса Шевченко в Киеве, - подчеркнул гость из Украины.

- И у нас в армии было попроще, - откликнулся мужчина лет 35.

Судя по вопросам и отзывам, увиденное расходилось с представлениями о местах лишения свободы, которое сложилось у православных «братьев» до посещения.

фев. 2, 2017

В суд направлено исковое заявление о взыскании со сбежавшего осужденного средств, потраченных на его розыск

Ответчиком станет Тимур Фатхуллин, отбывавший наказание в КП-5 (г. Уфа). 16 сентября 2016 года он совершил побег с выводного объекта – одного из уфимских предприятий. Через две недели он был задержан с селе Ташбулатово Абзелиловского района, где проживал до побега.

В суд направлено исковое  заявление о взыскании 59 399 рублей 90 копеек. Этим  расходы на его поиски не исчерпываются. Готовится еще одно исковое заявление на сумму 39 964 рубля 94 копейки. Таким образом общая сумма исковых претензий может превысить 92 тысячи рублей.

Согласно ст. 102 Уголовно-исполнительного кодекса РФ осужденные несут материальную ответственность в случае причинения материального ущерба государству, физическим и юридическим лицам.

Помимо гражданского иска Фатхуллин обвиняется в совершении уголовного преступления по ч.1 ст.313 «Побег». Она предусматривает до 4 лет лишения свободы.

Практика взыскания расходов с беглецов имеется. Так в 2016 году суд удовлетворил иск УФСИН России по Республике Башкортостан к осужденному  Шумакову.

Олег Шумаков отбывал наказание на участке колонии-поселения ИК-9.  Побег совершил в декабре 2012 года. Был пойман в ноябре 2014 года. Розыском беглеца занималось 23 сотрудника уголовно-исполнительной системы. За два года поисков расходы на оперативно-розыскные действия (командировочные, оплата ГСМ) составили 187 544 рубля 89 копеек.

Суд удовлетворил иск в полном объеме. На момент вынесения решения Шумаков отбывал наказание за побег в ИК-3 Липецкой области.

Стоит отметить, что в колонии-поселении, где отбывали наказание Фатхуллин и Шумаков, осужденные не охраняются. Они находятся под надзором. Побегов из под охраны в учреждениях УФСИН России по Республике Башкортостан не совершалось с 2003 года.

В целом за 2016 год в розыске по различным основаниям находилось 526 человек. В основном, это лица,  не прибывшие в установленный законом срок к месту отбывания наказания в колонию-поселение, а также лица, уклоняющиеся от исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы. 366 человек удалось разыскать. В отношении 160 розыск продолжается.

 

янв. 18, 2017

16 человек, представляющих различные министерства и ведомства, а также организации, занимающихся правовой и социальной помощью во главе с председателем Общественной палаты Республики Башкортостан Ольгой Панчихиной провели прием по личным вопросам в двух исправительных учреждениях Уфы: ИК-9 и ИК-13.

Число желающих встретиться со специалистами оказалось велико: правовую помощь получили 177 осужденных.

В чем причина интереса?

Первую из  них озвучил один из организаторов мероприятия председатель ОНК Республики Башкортостан Олег Галин: «Людей в местах лишения свободы волнуют те же вопросы, что и на свободе. Но осужденные ограничены в своих правах и не могут записаться на прием к чиновнику, прийти и задать свои вопросы. Поэтому мы решили привезти чиновников сюда. Очень важно понимать, что осужденные являются частью нашего общества и, отбыв наказание, они вернутся. Оттого, какими они вернутся, озлобленными или нет, зависит безопасность нашего общества. Помимо правовых консультаций, мы стремимся показать, что не вычеркнули осужденных из жизни».

Но есть и другая. Беда в том, что находясь на свободе, многие и не пытались решать возникающие проблемы, откладывая их на потом. У одних это "потом" наступило вскоре после взятия под стражу у других – перед самым освобождением.

Хорошей иллюстрацией стала история одного человека, обратившегося за помощью к сотрудникам миграционной службы. Восходит она к периоду распада Советского Союза. Свой первый паспорт Коба, уроженец столицы Абхазии Сухуми получил в 1992 году. Паспорт был еще советского образца – гражданина Союза Советских Социалистических Республик. Страна распалась, а новых удостоверений личности напечатать не успели. Тем более, что статус Абхазии – бывшей автономной республики в составе Грузинской ССР, взявшей курс на независимость – оставался неопределенным. Вскоре началась война с Грузией.

Когда вооруженные силы Абхазии осадили Сухуми, Коба – грузин по национальности – решил уехать в Грузию. Он рассказывает, что находился  в аэропорту в момент его закрытия, когда был сбит взлетающий самолет. До границы с Грузией пришлось добираться на перекладных, где-то пешком.

Прожив какое-то время в Грузии, Коба перебрался в Москву. Здесь и получил первую судимость. Потом вторую. Вопросы гражданства его не волновали. По окончании первого срока осужденного вполне устроила справка об освобождении. Но времена изменились. Миграционное законодательство ужесточилось. Коба не без оснований полагает, что перед освобождением, срок которого уже близок, Минюст может принять распоряжение о нежелательности его пребывания в России. С его биографией рассчитывать на благожелательное отношение сложно. Он может быть депортирован из страны. Вопрос: куда? Единственный документ, который есть на руках у осужденного, справка, свидетельствующая о том, что он в 1993 году выехал из города Сухуми в неизвестном направлении, подсказывает возможное направление

Коба думает, что его могут выслать в Абхазию. Чего он категорически не желает. Родственников там у него не осталось. В квартире, надо полагать, давно живут другие люди. Но, главная причина: грузино-абхазский конфликт, приведший к гибели тысяч людей с обеих сторон. Осужденный опасается, что грузину в Абхазии, мягко говоря, будут не рады. Не исключено, что ему придется уносить ноги обратно в Россию, поневоле становясь правонарушителем.

Как избежать высылки?  Может ли он, получить статус беженца? Если нет, существуют ли какие-то другие способы решения проблемы? С такими вопросами Коба обратился к участникам «правового десанта» в места лишения свободы: начальнику отделения по Калининскому району отдела по вопросам миграции УМВД России по городу Уфа Раилю Каюмову  и начальнику отделения по Октябрьскому району отдела по вопросам миграции УМВД России по городу Уфа Алие Калямовой.

Ситуация, когда лицо без гражданства, имеющее отношение к трем государствам, в каждом из которых ему не рады, не имеет простого решения. Специалисты разъяснили, что статус беженца получить по всей видимости не получится, поскольку вооруженные действия прекратились много лет назад. Также сотрудники полиции уточнили  необходимые детали биографии, зарегистрировали обращение. Окончательный исчерпывающий ответ Коба получит в установленные законом сроки.

История показательна еще и тем, что она не входит в пределы компетенции администрации учреждений. «Многие вопросы решаются на месте с помощью сотрудников учреждения. Так, в 2016 году 42 осужденным помогли восстановить взаимоотношения с родственниками. 145 осужденных получили помощь в трудовом и бытовом устройстве после освобождения, в том числе 60, не имевших постоянного места жительства. 711 осужденным оформлены все необходимые документы для получения пенсий, социальных пособий, единовременных денежных выплат», - отмечает начальник отдела по воспитательной работе с осужденными УФСИН России по Республике Башкортостан Антон Овчинников.

И, наконец, не стоит сбрасывать со  счетов морально-психологический эффект от подобных мероприятий. «Наше Управление всегда открыто для подобных мероприятий. Они оказывают положительное воздействие: снимает очень много вопросов, осужденные видят, что они не брошены, над решением их проблем  работают органы государственной власти, представители гражданского общества, администрация учреждений», - говорит помощник начальника УФСИН России по Республике Башкортостан по соблюдению прав человека в УИС Ильгиз Канзафаров.

Были осужденные, которые пришли на прием прежде всего для того, чтобы их выслушали. «Да, он и сам все знает», - комментировали специалисты результаты подобной консультации. Как правило, речь шла об уголовных делах.

Много вопросов было к медикам, что неудивительно, учитывая образ жизни осужденных до лишения свободы, способствующий распространению социальных заболеваний, таких, например, как ВИЧ-инфекция. У кого близится срок подачи ходатайства об УДО, обращались к судебным приставам: их волновал вопрос погашения исковых требований. Специалисты не сидели без дела.

По словам председателя Общественной наблюдательной комиссии Олега Галина, «правовые десанты» решено проводить и далее.  Следующий день правовой помощи предполагается провести в исправительных учреждениях Стерлитамака.